Развитие крестьянских промыслов в Томском крае.

Развитие крестьянских промыслов в Томском крае.

11.12.2020, Назаренко Т.Ю.
Тип материала
Документ

Похожие материалы

РАЗВИТИЕ КРЕСТЬЯНСКОЙ ПРОМЫШЛЕННОСТИ
В ТОМСКОМ КРАЕ
С.н.с. экспозиционного
отдела Назаренко Т.Ю.

Территория Томского края относится к районам, неблагоприятным для земледелия. В таких случаях крестьяне зачастую обращаются к вспомогательным занятиям. Иногда по приносимой прибыли они становятся основным доходом семьи. Сибиряки занимались охотой и рыболовством, довольно рано многие- семьи стали жить «с бичика» - то есть за счет занятий извозом. Довольно рано стали упоминаться среди занятий сибиряков и промыслы, основанные на дополнительной обработке сырья. Своего расцвета они достигли с развитием товарно-денежных отношений. При этом часть занятий такого рода была обусловлена наличием необходимого сырья, а часть - потребностями местного рынка.
Кустарная промышленность - явление многогранное, и в пределах данной работы охватить его во всех аспектах невозможно. Поэтому остановимся только на следующих вопросах.
Какие промыслы существовали в XVII-XIX веках на территории Томского края? Где они были распространены?
Какова была технология производства и как она влияла на окружающую среду?
По мере возможности необходимо также выявить, какие доходы приносило мастерам их занятие, и сочеталось ли кустарное производство с традиционным сельскохозяйственным трудом? Занимались ли промыслами преимущественно переселенцы, или они были распространены и в старожильческой среде?
По обследованию 1915 года в Томской губернии было выявлено 25 видов промыслов. В Томском уезде занимались промыслами в 501 селении, что составляло примерно 37,5% от всех населенных пунктов уезда. Это был не самый развитый уезд в губернии. Здесъ явно доминировал. Мариинский, затем - Змеиногорский, Барнаульский, и только после них - Томский и Кузнецкий. Промышленностью в Томском уезде было занято 5224 семьи, в которых проживало 14784 души обоего пола. По обследованию больше всего были распространены промыслы по обработке дерева, потом - по изготовлению одежды и обуви, по обработке животных продуктов, металла. Наименее развита была обработка глины и волокнистых веществ. (Материалы...1915).
По степени распространения в Томском уезде наиболее часто встречаются столярный, санный, кузнечный, бондарный, сапожный, пимокатный, колесный, экипажно-тележный, портняжный, плетение сетей, дегтярный, ткацкий, смолокуренный, овчинный, кирпичный промыслы. Несколько менее распространены - щепной, гончарный, и уж совсем незначительное место занимают шубный, слесарный, кожевенный, веревочно-канатный, скорняжный, корзиночный, сундучный, шорный. (Материалы... 1915)
Всё разнообразие существующих промыслов можно классифицировать по исходному материалу. Таким образом, вырисовывается четыре группы: обработка дерева, обработка другого сырья растительного происхождения, сырья животного и минерального происхождения.


ОБРАБОТКА ДЕРЕВА
Промыслы, так или иначе связанные, с обработкой древесины, по данным А. Кауфмана, в конце прошлого столетия составляли основную группу существовавших кустарных производств. В Томской губернии промыслы по обработке дерева были распространены в следующих местностях: северной и средней части Мариинского уезда, северной и юго-восточной части Томского уезда и западной части Кузнецкого уезда. Это были лесные местности с густым старожильческим населением, в основном в северной части губернии. Наименее распространены они в южных безлесных районах. (Материалы... 1945).
На первое место по значению A.А. Кауфман ставит занятия, связанные с производством транспортных средств целиком или определенных их частей. Это не удивительно: промышленные деревни, тяготели к Московскому тракту и обслуживали обозы. Санный промысел был ведущим в этой группе.
Производились обыкновенные крестьянские сани с отводами, чтобы они не переворачивались на ходу, и чтобы удобнее было размещать груз. Также делали кошевки, дровни, санки, розвальни. Распространен он был в Нелюбинской волости, там им так или иначе занималось почти все население. Для изготовления саней использовалась по преимуществу береза, которую заготовляли в непосредственной близости от жилья. Уже в конце XIX столетия это приводило к тому, что сводился на нет весь пригодный в дело березняк. (Материалы. ...1892 * С. 113).
Сани изготовлялись различного качества. За неделю мастер успевал сделать 3 штуки хорошо отделанных саней или 5 простой. Занимались крестьяне промыслом наравне с сельским хозяйством, по преимуществу зимой. За сезон если мастер не занимался другой работой, он изготовлял с помощниками 70-80 саней, если сочетал промысел с какими-либо другими занятиями -.40-50, а в одиночку - 20-30 саней. Хорошо отделанные сани стоили 3-2 рубля, обычные - 2-1. Первые, не смотря на большую цену – брали охотнее. С каждых саней чистый доход составлял 1 рубль 20 копеек-60 копеек. Цены на товар колебались в зависимости от сезона. Поздней осенью они были высоки. Но крестьяне занимались производством в домашних условиях. Поскольку хранить товар было негде, сани распродавались дешевле весной. В 1915 году им занималось 350 семей, живущих в 80 селениях. Средний заработок от промысла составлял около 72 рублей на семью. В каждом отдельном случае он колебался от 10 до 360 рублей. (Материалы... 1915).
Спрос на этот товар был стабильный. Даже в конце XIX начале XX века, когда функционировала железная дорога, гужевой транспорт оставался основным. (Материалы... 1892 * С. 114-115).
В той же Нелюбинской волости производились также кузова с обрешеткой из драни и телеги-одры. Делались они из сосны, которая заготовлялась недалеко от селений. Промысел не имел большого значения, поэтому и занимались им между делом, весной и летом до начала сенокоса. Кроме того, плели короба для летних экипажей из черемуховых прутьев. Заготовляли их в тайге в 12-15 верстах от селения. Мастер успевал изготовить 1 короб в день. За всю зиму получалось около 50 коробов. Стоили они 50-60 копеек за штуку.
Это занятие было развито в Баимской волости. Продавали свою продукцию или в Мариинске, или в притрактовых селениях. (Материалы...1892 * С..117).
Для производства всех этих товаров использовали простейший плотницкий инструмент, колесные втулки вытачивали на токарном станке. (Этнография... 1987 * С.344).
Изготовляли в Томском крае не только средства передвижения, но и отдельные детали к ним: оголовки саней, щипцы к хомутам, колеса, тележные оси, и, конечно, дуги. Этот товар часто сбывал не непосредственный производитель, а скупщик. (Материалы... 1892 * С. 117-118).
Колесным промыслом нанимались как на неизвестный рынок (дер. Лоскутово, Нижне-Шубино Спасской волости, Большанино, Федосеево), так и те, которые обслуживали только ближайшую округу. Продавали колеса по преимуществу скатами (4 колеса). Стоили они примерно 2,5-3 рубля за скат, за зиму, если мастер не отвлекался на другие дела, он мог изготовлять до 50 скатов. Средний доход мастера составлял 110-120 рублей на двор. В 1915 году колёсный промысел существовал в 97 селениях Томского уезда. Им кормилось 208 семей. Изделия, как и ранее, сбывались по-преимуществу в пределах своей волости и средний доход не сильно отличался от той суммы, которую указал Кауфман: 125 рублей на семью в год. В реальности эта сумма колебалась от 15 до 1500 рублей. (Материалы….1915).
Большой популярностью пользовались дуги, изготовлявшиеся в селе Спасском. В целом Спасская и Нелюбинская волости были центрами распространения этих промыслов. Для изделий использовался ивняк, росший по берегам Томи и Кии. Заготовляли его из дач других селений, в том числе - ездили за качественным материалом к Кузнецку. Заготовка ивняка происходила зимой.
Естественно, мастера это делали не сами. Производство породило.смежный промысел. Сотня стволов стоила 7-8 рублей. Мастера заготовляли от 100 -до 200-300 дуг в год. Иногда их не обрабатывали, но часто или сами, или особые умельцы покрывали их резьбой. Доброй славой пользовались резчики с. Протопопово и дер. Протопоповской.
А. Кауфман отмечает, что изготовление дуг было необычайно прибыльным занятием и дужники были самые зажиточные селяне. (Материалы... 1892 * С. 118-121).
Технология изготовления изогнутых предметов была достаточно проста: дерево распаривали и зажимали в станок с шаблоном или шкворнями - металлическими штырями. Иногда шкворни вбивали в стену. Парили или в особых помещениях - землянках с врытым котлом, или в конском навозе. Во втором случае 25-35 слег укладывают в 15-20 см. друг от друга, перпендикулярно им укладывают следующий слой. Каждый слой плотно покрывают навозом. Так получается 10-15 рядов. Все это поливается водой, закрывается досками и забрасывается землей. Через месяц древесина готова. Ее гнут горячей (Этнография... 1987 * С. 344, Зеленин Д.К. 1991 * С. 167).
Другой распространенный деревообрабатывающий промысел - изготовление мебели. Он также косвенно связан с трактом. Развитие рыночных отношений; усиление влияния городской культуры, привело к тому, что у крестьян в горницах появилась городская мебель: стулья, столы, наугольники, зеркала в рамах, диванчики-канапели. Производилась деревянная мебель в дер. Копылово Семилуженской вол. и Благовещенское Баимской вол.
Самыми распространенными материалами для мебели была сосна и береза, иногда - кедр. В XIX веке поверхность изделий не окрашивалась, в XX веке в моду вошел обычай покыывать мебель масляной краской. Популярны были точеные ножки стульев и столов.
Столяр-кустарь работал в мастерской у себя дома, обычными плотницкими инструментами: топором, пилой, рубанком, фуганком, коловоротом, стамеской и долотом. (Этнография 1987 * С. 344),
Мебельщики совмещали свои занятия с обычным сельскохозяйственным трудом, поэтому предпочитали работать зимой и не отлучаться надолго из дома. Даже подвозом сена и заготовкой дров в их семьях занимались женщины. При таком распорядке мастер изготовлял в неделю 6 стульев или три стола или дивана. Часто мастера работали на заказ. Иногда вывозили товар в Томск, где его охотно брали и горожане. Мебель была дешева. Стул стоил 35-40 копеек, стол или диван - 70-80. Отделанная резная мебель стоила дороже, но и производилась дольше, что способствовало уменьшению дохода. (Материалы... 1892 * .С. 1-23). По анкетному исследованию 1915 года столярный промысел существовал в целом в 144 селениях Томского уезда. Изделия по - преимуществу сбывались в своем селении, реже - за его пределами внутри волости и уж совсем редко - за пределы волости внутри уезда. Наибольшее распространение столярный промысел имел в пригородных селениях. Средний доход на семью составлял 137 рублей, но в каждом конкретном случае колебался от 10 до 500 рублей. (Материалы... 1915).
Кустари изготовляли также деревянную посуду: "покормушки" для коней, ушаты, ведра, мелкую посуду. Использовали на это сухостойные кедры. Но иногда рубили и живое дерево, а потом квасили его, чтобы получить надлежащую окраску.
В довольно крупных размерах существовал этот промысел в дер. Емельяновке Ишимской вол. и дер. Поздняково Нелюбинской. Доход от промысла составлял примерно 37 рублей в год. Сбывали товар оптовым торговцам. Промысел носил подсобный характер. Работали в основном зимой, иногда и летом до сенокоса. В этом случае заработок составлял 60-70 рублей. Иногда доход падал до 10 рублей в год. (Материалы... 1832 * С. 123-124). В начале XX века бондарным промыслом занимались 300 семей в 130 селениях. Средний годовой заработок составлял 98 рублей на семью и колебался от 10 до 600 рублей. Земледелие в этом промысле забросили лишь немногие мастера. (Материалы... 1915).
Весьма распространен в России вообще и в Сибири в частности был бондарный промысел. Обилие дерева делало необычайно популярной деревянную пoсуду. Производились бочки, кадки и ушаты повсеместно, как правило, на местный рынок.
Мастерская бондаря как правило находилась прямо в его жилище, инструменты были несложные. Клепки заготавливались топором. Дно очерчивалось деревянным циркулем. В скамью, на которой сидел мастер, для упора бочки вбивался штырь. Выскабливали изделие двуручным ножом при помощи скобленицы-веревки с двумя петлями для ног. Натягивали ободья при помощи натяга - деревянного бруса с крюком. (Этнография... 1987 * С. 345).
Сибирь славится своими хвойными лесами, но береза здесь тоже растет. Береста в Томском крае довольно часто заменяла лыко. Большой популярностью пользовалась берестяная посуда: туеса, коробочки, набирки. Их изготовляли не только в семье для личного пользования, но и на продажу.
Поскольку заготовка бересты носила сезонный характер, ее можно было драть только в течение 15-20 дней в мае - июне, то зачастую занятие по производству берестяной посуды распадалось на два самостоятельных промысла: заготовка бересты и ее дальнейшая обработка. (Бардина П.Е. 1980 *С. 63).
В Томском крае этим промыслом занимались на рыночных началах в дер. Петухова Спасской волости, с. Кошное, Копылово и Щеголево Семилуженской волости. Туясный промысел был серьезным приработком. НО уже в конце XIX столетия этот промысел начал угасать из-за нехватки сырья. К тому же уменьшился спрос на товар. (Материалы... 1892 * С. 124-125).
Бересту заготавливали как сами мастера с семьями, так и наемные работники. Последние жили на хозяйских харчах. Зарабатывали поденно или потысячно (3-4 рубля в неделю или 8-10 рублей с тысячи). Бересту могли обдирать листами или снимать с обрубков трубкой - сколотнем. Ценился внешний вид материала. Если бересту снимали, не повреждая слоя коры, дерево не погибало, и через некоторое время оно обрастало снова, хотя береста была худшего качества. (Материалы... 1892 * С, 126).
В период заготовки 1 человек мог заготовить 1-1,2 тыс. листов бересты. Такой запас расходовался довольно быстро. Мастер средней руки мог изготовить до 80 туясьев в неделю, хороший 100-150, а за зиму - до 30 тыс. туесов. Сбывался товар через скупщиков. Даже при заметном уменьшении спроса доход туясника колебался от 70 до 170 рублей в неделю. А. Кауфман относит этот промысел к важным и развитым. (Материалы 1892 * С. 125-126).
Технология обработки бересты в промыслах была аналогична той, которая применялась в домашней промышленности.
При заготовке бересты ножом, топором или специальным крюком. Если береста по краям легко отставала и щелкала, она должна была легко сниматься. Лист бересты имел 2-3 метра длинной, ширина его зависела от толщины дерева.
Снятую бересту выпрямляли и просушивали в тенистом месте под прессом, чтобы не скручивалась. Затем счищали верхний слой ножом. Затем варили бересту в котле или распаривали. Если в туесе собирались хранить что-то жидкое, его делали из двух листов, чтобы швы не накладывались друг на друга или из сколотня. Крышка и днище подгонялись так плотно, что когда изделие высыхало, дно намертво зажималось в туес, а крышка так плотно прилегала к нему, что полный туес можно было носить за ручку в крышке.
Довольно часто туеса украшались орнаментом: рисованным, тисненым, выколотым или выскобленным. Последняя техника украшения заимствована сибиряками у местных народов, как и некоторые декоративные мотивы. (Бардина П.Е, 1980 * С. 64-69, Этнография 1987 * С. 345).
С развитием промышленности появился целый ряд промыслов, когда крестьяне выполняли подсобные работы, по заказу фабрик и заводов, например, клеили картонные коробки, изготовляли ящики для сальных свечей и спичечную соломку.
Заготовка спичечной соломы как промысел была развита в дер. Александровское Семилуженской волости, несколько менее - на севере Ишимской волости: в Воронино-Пашенском, Ново-Кускове, Феоктистове.
Этот промысел находился в упадке уже в конце X-IX века, хотя распространился всего 4-5 лет назад. Дело в том, что на спичечную солому шел только первосортный лес, обработка сырья велась при помощи машины быстро, и вскоре в той же Ишимской волости этот промысел повлек за собой активное лесоистребление.
Этот промысел носил подсобный характер, занимались им по преимуществу зимой. Крестьяне на фабрики брали машину, и из их заработка вычиталась арендная плата. Единицей выхода товара было 100000 штук ("миллион"). За него выплачивалось 6-7 рублей. В 1892 году плата упала до 2,5-3 рублей за "миллион" и заниматься этим промыслом стало невыгодно. (Материалы... 1892 * С. 127-129).
Другое направление, где использовалась древесина как сырье, была ее химическая обработка. Выгонка дегтя, смолокурение и выжигание древесного угля практиковалось и в крестьянском хозяйстве для личных нужд. Но с развитием рыночных отношений эти занятия, требовавшие определенного навыка и времени превратились в промыслы. Работали мастера, как по заказу, так и на кустарных началах, на неизвестный рынок.
Смолокурни и дегтярни обычно устраивались или за деревней, или в лесах. Обычно мастера сами заготавливали сырье для работы, но иногда этот процесс выделялся в особый промысел.
В Томском крае выгонкой СМОЛЫ и дегтя на продажу занимались в ряде селений. В деревне Чернильщикова Нелюбинской волости промысел был поставлен на серьезную основу. В производственный процесс даже вносились технические усовершенствования: гнали деготь в кирпичных кубах. В деревнях Игнатовой, Лучановой и ряде других придерживались старых технологий. Там деготь и смолу гнали на местный рынок. Товарный деготь производили в с. Вороново. Его использовали в кожевенном производстве.
Средний годовой доход мастера был 100-150, реже – 200 рублей в год. Крестьяне занимались этим делом весной, он носил вспомогательный характер. (Материалы... 1892 * С. 128-130).
Во втором десятилетии XX столетия смолокуренным промыслом занимались 112 семей в 50 селениях Томского уезда. Товар сбывали по преимуществу на местах, а также в Томске, Ново-Николаевске, Болотном и Судженке. Заработок от промысла составлял в среднем 100 рублей в год. В каждом конкретном семействе заработки колебались от 10 до 336 рублей. Деготь гнали в 84 селениях, занято промыслом было 186 семей. Заработки были выше, чем у смолокуров - 117 рублей (в год от 10 до 600 рублей). (Материалы... 1915).
Для дегте- и смоло- курения были пригодны старая березовая заскорузлая кора и смолистые сосновые коренья, сосновая древесина. Лучший деготь производился из одной березовой коры.
Самый примитивный способ сидения дегтя и смолы - в ямах. Они рылись в сухих местах. Яма обычно бывает конусообразной формы, с уплотненными стенами. На дно ставится сосуд, покрытый железной решеткой, куда и стекает деготь или смола. Иногда роется другая яма, из которой выводится подьямник для стока дегтя.
Яму заполняют березовой корой или смолистым деревом. Хорошо идут в дело сосновые коренья. Сверху кладут мох, на него - землю и дерн. Через оставленные отверстия костер в яме поджигают, а когда он разгорится, закрывают, преграждая доступ воздуха. Побочным продуктом в этом процессе являлся древесный уголь.
В 1730-х годах появились усовершенствованные ямы, выложенные кирпичом. Но в Томском крае они еще в конце XIX столетия соседствовали с ямами. (Этнография 1987 * С. 343, Зеленин Д.К. 1991 * С. 170-171, Материалы 1892 * С. 129).
Производительность последних при равном количестве сырья была в 2 раза ниже. По сведениям А. Кауфмана, для 1 куба требовалось примерно 8 саженей дров, 15-20 саженей корья, производственный процесс от заготовки сырья до конца занимал дней 10 в расчете на двух работников. Сама сидка - дня три. Присматривать за ямой здесь мог уже один человек. Из одного куба, выходило примерно 70-80 ведер дегтя или смолы и 2 сажени угля. В год высиживали 2-3 куба.
Говоря о влиянии, деревообрабатывающих промыслов на окружающую среду, нельзя не отметить их пагубное влияние. Механизмы, регулировавшие в традиционном хозяйстве потребление сырья, были примитивны: в целом они сводились к малым масштабам производства и низкой плотности населения. Когда потребление сырья стало зависеть не от размеров семьи и ее нужд, они перестали работать. Исследователи отмечают, что, например, заготовка бересты и лыка для туясного, рогожного, мочального промыслов и выгонки дегтя приводила к гибели деревьев. Бывали случаи, когда для того, чтобы, например, заготовить лыко для мочал, срубали деревья и обдирали их. Примитивность технологий приводила к тому, что выход продукта оказывался в 2 раза ниже, большое количество сырья расходовалось непроизводительно. (Бочанова. 1982 * С.134-135, Крестьянская... 1894 * С. 321-322).
Обработка дерева в крестьянской промышленности Томской области занимала ведущее место. Менее развиты были другие отрасли.
Обработка шерсти.
Русские также охотно пользовались шерстью. Наиболее распространена была овечья шерсть, которую стригли трижды в год. Реже в дело шла козья, собачья или коровья. Остриженную шерсть мыли, а потом теребили на специальном лучке со струной, а то и просто "шиньгали" руками. (Бардина П.Е. 1995 * С. 112). Полученную шерсть использовали как на ткани, так и на валенки-пимы.
Валенки в сознании людей всего мира являются символом Сибири. Тем не менее, в этих краях появились они достаточно поздно. Эту удобную и необходимую в суровых климатических условиях обувь стали изготовлять переселенцы, появившиеся в Томском крае в конце XIX-начале XX века. Валенки бывали как однотонные, так и боярковые (или писаные) - то есть с узором. Чаще всего такие носили мужчины на праздники. Впрочем, женщины тоже ими не брезговали. (Бардина П.Е. 1995 * С. 112)
Удобная валяная обувь ценилась сибиряками. "Катанки из овечьей шерсти. В последнее время - это в конце прошлого века - их стали называть у нас пимы. Катанок много продавалось на базаре. Расейски поярковые продавали, часто с цветным рантом, с печатными цветами.
Лучшие - семифунтовые катанки. Скатают как без кислоты - две зимы мужик носит без подшиву. У этих голенище высокое, с заворотом. На ХОрошие женские валенки надо три с половиной фунта летнины.
Белые катались редко, так уж, на вылюдье. Маркие они. (Еремеев П.В. 1990 * С. 32-33).
Пимокаты рано начали работать на рынок, это занятие для многих людей стало основным. (Шерстобойно-пимокатный промысел по числу занятых в нем дворов был распространен только в Судженском районе Ишимской волости. Доходы пимоката составляли около 21 рубля в год! Иногда - до 30. Шерстобиты получали меньше: 10-15 рублей за сезон. Но если пимокаты работали в основном от Покрова до Рождества, то занятость шерстобитов была более стабильной. Говоря о доходах мастера, надо было учесть, что часть из них обслуживала только свое селение, некоторые сбивались в артели и занимались отхожим промыслом. Такие мастера были специалистами среднего уровня. Доход их был несколько больше учтенного выше, за счет того, что работали они всегда на продовольствии заказчика. Самым хорошим мастерам заказчики приносили работу на дом. Такие в одиночку зарабатывали до 50-60 рублей за сезон, а с подручными - до 100.
Во втором десятилетии XX века пимокатным промыслом занимались в 133 селениях уезда, в 245 семьях. Сбывали пимы в Томске, Ново-Николаевске. Кроме пимов изготовляли пимные галоши, кошмы, валяную обувь. В среднем доходы были по 144 рубля на семью (от 25 до 720). (Материалы... 1915).
А. Кауфман отмечает, что занимались этим промыслом переселенцы. В других материалах министерства государственных имуществ говорилось, что пимокатным и шерстобитным промыслом занимаются в основном беднейшие крестьяне. Но благодаря этому занятию они «поправлялись» и переходили в разряд не только средне обеспеченных, но и зажиточных. (Материалы 1892 * С.135-136; Крестьянская... 1894 * С. 336).
«Поярковые валенки. Как слышала, в Сибири мало жило своих пимокатов, из России все приезжали катальщики. Ездили осенью по деревням и набирали заказы. Мужские пимы обычно катались с заворотами. Женские часто печатались красным или бордовым цветом. Так и назывались - "цветные". Наденет девка - ножка как влитая по ступне. А эта цветочная полоса - красота сплошная!» (Еремеев П.В. 1995 * С. 112).
Для катания валенок предпочитали шерсть осенней стрижки - она легче сбивалась в войлок. Кроме овечьей, в нее добавляли еще и коровью шерсть. Некачественной считалась кислая шерсть, то есть вытравленная при обработке овчин. Но, поскольку она была дешева, мастера охотно добавляли ее в валенки. Это снижало качество .изделий. И их цену (Крестьянская... 1894 С. 336).
Катали массивным рубелем по колодке, на ребристом бруске. (Бардина П.Е. 1995 * С. 112).
Обработка кожи.
В суровых климатических условиях Сибири особое значение имела, меховая и кожаная одежда. Обработанные различным образом кожи шили также на изготовление обуви, упряжи. Процесс обработки кож был необычайно трудоемким и требовал определенных навыков и знаний: нарушения технологического процесса приводили к ухудшению качества изделий, а также могли и совсем испортить обрабатываемую кожу. Именно поэтому довольно рано в крестьянской среде выделились умельцы, которые занимались кожевенным промыслом постоянно. Производство рано приобрело товарный характер, но, как правило, мастера собирали кожи и обрабатывали их на заказ, а не на неизвестный рынок.
По материалам, исследований во второй половине XIX века в Томском крае кожевенных мастерских было немного. По свидетельству А. Кауфмана, в То;мском районе кожевенные заводы отсутствовали. Более развит этот промысел был в Чулымском районе, а особенно - с. Судженском Ишимской волости. (Материалы... 1892 * С. 136-137).
Организация была достаточно примитивна. Большинство мастеров не имели даже специального помещения для производства. Все операции производились в основном в жилой избе и во дворе дома. Под полом в избе устраивался деревянный, реже - кирпичный зольник, чан для дубления и ступа для разминания кож находились во дворе. Непременным условием было наличие водоемов. (Бардина П.E. 1995 * С. 118, Соловьева Е.И. 1975 * С. 97).
В Томском крае кожевенный промысел не имел большого значения. Занимались им в основном переселенцы. Старожилы же считали такие заработки почти зазорными и сосредоточивались в основном на охоте и рыболовстве. (Бардина П.Е. 1995 * C. 117).
Наиболее распространенными видами кож были в Сибири овечьи, лошадиные, коровьи, свиные. Активно использовались также собачьи шкуры, которые были значительно, теплее ОВЧИН. Но представления о ритуальной нечистоте собаки определили и примитивный, архаичный способ обработки шкур.
Шкуру собаки снимали чулком и выворачивали наизнанку. Набив ее соломой, получившийся мешок выставляли на солнце на 5-6 месяцев. Там она провяливалась на ветру, а птички склевывали "сорочье мясо" - остатки жира и мяса, с мездры. Потом из этих шкур изготовляли рукавицы - лохмашки и дохи - теплые тулупы мехом наружу. Изделия из собачьих шкур всегда шили мехом наружу и на подкладке, что опять определялось не свойствами материала, а представлениями о его нечистоте. (Бардина П.E. 1995 * С. 116)
Более сложные способы обработки существовали для других кож. И в домашнем производстве, и в кустарной промышленности существовала одна и та же технология, известная еще со средневековья. Использовалось местное сырье - зола из осиновой коры, позднее - известь, мука, тальниковая или березовая кора, мука, деготь, рыбий жир. (Бардина П.Е. 1995 * С. 118). Сухие кожи в течение 2-3 дней вымачивали в реке, затем замачивали в зольнике, мездрою вниз, поливая по шерсти известью или зольным раствором. Через 2-3 дня их вынимали железными клещами и штрихолем вычищали от шерсти. Затем пересыпали золой и мездрою вниз помещали в зольник на 12 дней. Затем - шкуры выполаскивали в реке и очищали от мездры, потом опять вымачивали в реке в течение 2-3 дней. Сложив вынутые шкуры мездра к мездре, помещали их в дубильный чан, в раствор муки с солью. Там кожи квасились дней 12. После такой обработки часть кож мялась. Получались эластичные сыромятные кожи. Та же, что должна была пойти на обувь, проходила еще через процесс дубления в «квасе» - настое тальниковой или березовой коры, иногда - коры березы и ели. Затем кожи сушили в растянутом состоянии. (Бардина П.Е. 1995 * С. 118, Соловьева Е.И. 1975 * С. 97-98). Пожилые люди одобрительно отзывались о качестве обработанных таким образом изделий. "Теперь всякой химией травят, а преж кожу в хлебное квасило закладывали. Квасилом отпаривали шерсть." (Еремеев П.В. 1990 * С. 33).
Мяли кожи в специальных кожемялках - их существовало несколько видов. Самая простая состояла из двух досок, между которыми ходил язык - толстый брус. Кожу вдавливали коленом и мяли, потом передвигали. Работа на этом нехитром приспособлении требовала немалой физической силы.
Более сложным устройством отличалось мяло - два массивных диска были соединены штырями, которые оплетались кожей. Все устройство вращалось вокруг столба. Использование мяла зафиксировано в Нарымском крае. (Бардина П.Е. 1995 * С. 118).
Даже кустарное мелкотоварное производство носило в основном семейный характер. Обычно управлялись на нем 2-3 работника, часто - члены одной семьи. (Соловьева Е.И. 1975.* С. 98). Обработка одной партии кож занимала 3 месяца. Размеры партии составляли примерно 200 кож, чистая прибыль от такого производства составляла примерно 200 рублей с партии. В Томском крае кожевенный промысел не имел, особого значения. (Материалы... 1892 * С. 136). По данным на 1915 год промысел существует в 34 селениях, занято им 44 семьи. Редко когда в селении заняты этим промыслом больше 4 -семей "Обычно 2-3. Заработки колебались от 50 до 3.000 рублей в среднем получается 605 рублей. Мастера обслуживали как правило, небольшой рынок и славились своей честностью. Думается, что приведенное высказывание достаточно типично. «Мастер часто неграмотен, да и заказов много. Шилом выколет знаки на коже или вырубку фигурную, сделает. Когда хозяин кожи приходил, то подавал ту вырубку. Мастер сличал и выдавал тебе выделанную кожу.» (Еремеев П.В. 1990 * С. 3.3).
Использование примитивных технологий наносило серьезный ущерб окружающей среде. Загрязнялись водоемы, в которых замачивали и полоскали кожи. Постоянная кислая вонь., исходившая от дубильных чанов, использование золы и извести загрязняли воздух, отравляли не только работников, но и членов их семей. Создававшиеся антисанитарные условия приводили, к появлению инфекционных заболеваний.
Наносили ущерб окружающей среде и заготовки сырья для обработки кож. Особенно чувствительно сказалось это в годы Первой мировой войны. В этот период увеличилось производство, а завоз химических реагентов сократился. Пришлось возвратиться к использованию природных дубителей. Например, ивовой коры. Дерево погибало и для восстановления его требовалось более 100 лет. В то же время трава бадан обладает теми же свойствами, что и ивовая кора, но восстанавливается буквально за 4-5 лет. (Бочанова 1982 * С. 133-134).
Кожевенный промысел давал сырье для сапожного, шорного и скорняжного промыслов.'
Ни А. Кауфман, ни чиновники министерства государственных имуществ ничего определенного не говорят об организации в Томском крае шорного промысла и о доходах ремесленников. Промысел этот был одним из наиболее слаборазвитых. Однако, в 1915 году им занимались в 52 селениях. Промышляли им 67 семей. Средний заработок был равен 240 рублям на семью и колебался от 15 до 2500 рублей. (Материалы... 1915).
Русские ценили хорошую ременную сбрую, украшенную бляшками. Но в крестьянском быту она считалась праздничной. В повседневной жизни крестьяне чаще обходились самодельной веревочной. Шорники, кроме деталей упряжи изготовляли еще и кожгалантерею: чемоданы, сумочки. Видимо, мастера такого рода концентрировались в городах.
Инструментом шорников были нож, шило и особая уплощенная иголка. (Зеленин Д.К. 1991 * С. 163; Этнография... 1987 * С. 335).
Параллельно с крестьянской домашней промышленностью существовал и сапожный промысел. Сибиряки практически не ходили в лаптях. Кожаная обувь больше подходила к местным климатическим условиям. Сказывалось и отсутствие подходящего сырья. Естественно, что каждый мужчина умел шить необходимую обувь. Но праздничные сапоги и башмачки предпочитали заказывать мастеру.
А. Кауфман в своем очерке о промыслах крестьян Томского края не уделил особого внимания организации сапожного производства. Е.И. Соловьева отмечала, что довольно рано в этой отрасли наметились признаки развития капиталистических отношений. Производитель по сути превращался в работника капиталистической мануфактуры. Литье пары обуви стоило 8-15 копеек. (Соловьева Е.И. 1975 * С. 101-102). Наряду с этим, работало немало мастеров, обслуживавших односельчан.
Во время Первой Мировой войны промысел существовал в 175 селениях уезда, в промысле занято было 313 семей. Корреспондент отмечали, что изготовлялась не только дорогая, но и повседневная обувь: бродни и чирки наравне с сапогами, ботинками и туфлями. Средний заработок здесь составлял 98 рублей на семью. По отдельным семьям колебания составляли от 10 до 300 рублей в год. (Материалы... 1915).
Обувь на заказ или на продажу шилась из кожи лучшего качества. Она отличалась более сложным покроем. Ассортимент был достаточно велик. «Славным сапожником стал после мой младой братец Николай Иосифович. Учился он в деревне у ссыльного петербургского мастера Ананьева. Так уж вышло, что все начальство окрест сапоги братцу заказывало. И яловые, и хромовые. Он один в районе шил и дамские туфли.» (Еремеев П.В. 1990 * С. 34). Самыми модными в конце XIX- начале XX века считались сапоги со скрипом и голенищами в гармошку. Для этого в подошву вшивалась береста, голенище осаживалось, а в верхнюю часть тоже вшивалась береста, чтобы она стояла трубкой. Изготовлялись и женские кожаные ботиночки на высоком наборном каблуке. Распространены эти изделия были в притрактовых и пригородных селах, где сильнее было влияние городской моды. (Бардина П.Е. 1995 * С. 169-170).
Есть сведения о том, что в конце XIX века шили мастера и простую обувь. Причем намечалась специализация, одни изготовляли только праздничную обувь, другие – повседневную. «Сапожников у нас сапожниками почему-то не называли, разве только уж тех, кто шил выходную обувь, не рабочую. А так - чеботарь и чеботарь. Вася чеботарь в деревне у нас славился. Шил не скоро, но уж зато крепко.» (Еремеев П.В. 1990 * С. 33).
Сшивалась такая обувь прочной навощенной или промасленной ниткой из конопли или крапивы. Чтобы не расширять отверстие в обуви, иглой не пользовались. В конец нити закатывали несколько щетинок, протаскивали их в проколотую шилом дырку. Инструментами сапожника были нож, шило, молоток, колодки и зажимы. (Этнография 1987 * С. 355).
Обработка шкурок, по преимуществу овчин, поскольку русские сибиряки неохотно носили меха диких зверей, и изготовление из них теплой одежды также было распространено в Томском крае, вернее, в Томской губернии. Овчинный промысел был развит в Чулымском районе, и Судженской и Ишимской волостях. Работали они по преимуществу на заказ, к ним приезжали и из других районов. Высоко ценились не только профессиональное умение, но и необычайная честность мастеров. (Материалы...1832 * С. 136-137).
В Барнаульском округе Томской губернии был распространен овчинно-шубный промысел. Зачинателями промысла были переселенцы из Владимирской губернии С.В. Лапин и П.Г. Соловьев. Они в 1861 году поселились в Барнауле и открыли там свои заведения. Товар их пользовался спросом, несмотря на то, что первые "барнаулки" плохо выдерживали сырость. В 1868 году С.И. Гуляевым был изобретен способ окрашивать овчины в черный цвет. Что повышало их прочность. Этим открытиям первое время долго монопольно пользовался Лапин. Занятие оказалось доходным и, вскоре, Лапин уже перестал сам производить товар, занявшись целиком сбытом.
Промысел распространился за пределы Барнаула позднее, после строительства железной дороги. В остальных районах он носил характер семейного производства, (Соловьева Е.М. 1975 * С. 102-110).
В 1915 году шубники были в 24 селениях уезда, промышляло всего 38 семей. Товары сбывались преимущественно на месте. Изготовляла они шубы, тулупы, полушубки, дохи. В среднем зарабатывали по 87 рублей (от 20 до 150) на семью. (Материалы... 1915).
По сведениям чиновников Министерства государственных имуществ, овчинным промыслом занимались в основном крестьяне среднего состояния. И выделывая в год 100-150 овчин, они имели доход 8-12 рублей с сотни шкурок. В 1915 году помыслом занимались в 97 селениях 138 семей. Продукцию сбывали на местах, а также в Томске, Ново-Николаевске, Тайге. Средний заработок от промысла был в этот период 197 рублей в год. В конкретных семьях он колебался от 20 до. 600 рублей. (Материалы... 1915.
Приемы обработки шкурок пушных зверей зависели от материала. Тонкие шкурки пушных зверей намазывали с внутренней стороны гущей из овсяной или ржаной муки, оставляли на несколько суток, а потом счищали гущу и подверженный разложению слой тупым ножом. Потом шкурки натирали и


Комментарии (0)