ПИСЬМА С ФРОНТА КАК ИСТОРИЧЕСКИЙ ИСТОЧНИК ВРЕМЁН ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ.

ПИСЬМА С ФРОНТА КАК ИСТОРИЧЕСКИЙ ИСТОЧНИК ВРЕМЁН ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ.

12.03.2015, Белоглазова Галина Николаевна
ФИО переселенцев
Агеев
Алекимов
Коваленко
Кожуховский
Островский
Постников
Сунцов
Терещенко
Чернов
Шестаков
Тип материала
Документ

Похожие материалы

ПИСЬМА С ФРОНТА КАК ИСТОРИЧЕСКИЙ ИСТОЧНИК ВРЕМЁН ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ

В статье рассматриваются и классифицируются, в соответствии с жанровой систематизацией текста, происхождением (личные, официальные) письма с фронта как исторический источник. Автором дана характеристика писем, содержащихся в отдельных сборниках, в периодических и научных изданиях, в личных архивах.

Ключевые слова: исторический источник, эпистолярный жанр, аспекты анализа писем, научные издания, публикации фронтовых писем.

        Эпистолярный жанр занимает особое место в пространстве бытовой письменности. Традиционно к нему относят тексты, имеющие форму письма, открытки. На протяжении тысячелетий переписка была единственным средством общения людей на расстоянии. С распространением грамотности письмо перестаёт быть прерогативой светского общества и распространяется во всех слоях населения. Фронтовое письмо, как одна из форм эпистолярного жанра - специфический феномен отечественной письменной культуры военного времени. В научной среде таковая форма эпистолярного жанра изучена в настоящее время весьма фрагментарно.

Сегодня почти невозможно найти музей или архив, где бы не хранились и не были включены в научный оборот письма фронтовиков. Если рассматривать коллекции писем в музеях образовательных учреждений, то, можно отметить, что как правило, письма фронтовиков демонстрируются там как реликвии, иногда используются в написании докладов для выступления на научно-практических конференциях и не более того. В настоящее время фронтовые эпистолярные документы нужно рассматривать как ценные письменные источники, которые могут составить базу для изучения фронтовой повседневности и военных будней в тылу и дальнейшего использования при проведении различных мероприятий по патриотическому воспитанию подрастающего поколения, для проведения уроков мужества, экскурсий и так далее.

Исследование эпистолярных источников фронтовиков – жителей Алтайского края позволяет показать общее и особенное во фронтовой эпистолярной культуре, а также выявить специфику фронтового эпистолярного комплекса, отложившегося в семейных архивах, школьных и государственных музеях города Барнаула и Алтайского края. Изученные фронтовые письма участников Великой Отечественной войны – уроженцев Алтайского края детализируют картину войны, вносят в неё конкретно-исторический региональный материал.

Как и всякие другие письма, письма с фронта относятся к категории источников личного происхождения, наряду с мемуарами и воспоминаниями. Их объединяет то, что они отражают личный опыт человека, причем, в отличие от дневника, это отражение не носит регулярного характера. В большинстве случаев мы мало что знаем о людях, писавших письма с фронта, и о тех, кому они были адресованы. Часто в распоряжении читателя оказывается только одно письмо. Склонность историков делить источники на объективные (более достоверные) и субъективные (менее достоверные) привела к тому, что письма (как массовый источник) не привлекали специального внимания советских специалистов вплоть до 1960-х годов, когда стали появляться первые публикации на эту тему. В статьях таких исследователей как Б. И. Жучков, К. И. Иванов, В. А. Кондратьев и П. С. Соломатин [1] эпистолярные источники периода Великой Отечественной войны стали предметом источниковедческого анализа. Опираясь на широкий круг эпистолярных источников, исследователи проанализировали содержание фронтового письма как массового документа. Вместе с тем, эти работы отмечены печатью господствовавших в советской историографии того времени цензурных ограничений. Критический анализ источника подчас заменялся простым перечислением опубликованных писем с частичным пересказом их содержания.

Среди исследований, специально посвященных выявлению информационного потенциала фронтовых писем, можно назвать работы И. Ю. Моисеевой, Н. В. Момотовой и В. А. Сомова.[2] Следует обратить особое внимание на случаи применения в отечественной историографии комплексного подхода к изучению источников по истории Великой Отечественной войны. При таком подходе фронтовые письма анализировались, во-первых, на предмет их информационных возможностей, а, во-вторых, определялось их место в ряду других источников по истории Великой Отечественной войны. Одним из первых таких исследований стала статья А. А. Курносова.[3] Проанализировав фронтовые письма, а также другие источники личного происхождения, исследователь предложил эффективную методику источниковедческой критики, основанную на логическом анализе составных эпизодов или тематически обособленных отрывков текста, акцентировал внимание на сравнительном изучении текста источника с целью выявления особенностей его содержания, происхождения и формы. Большая работа по изучению информационных возможностей фронтовых писем в контексте реконструкции психологических особенностей участников Великой Отечественной войны была проведена Л. Н. Пушкаревым.[4]

Анализу писем различного происхождения, публиковавшихся в советской периодике, был посвящён ряд исследований и в статьях Н. П. Емельянова, С. И. Игошина, П. С. Карасева, Н. А. Логинова, А. О. Ляпунова.[5] В работах этих авторов письма рассматривались в качестве специфического фиксатора политической активности и творческой инициативы советского народа. Соломатин П.С., анализируя фронтовые письма, дал характеристику эпистолярных комплексов, сформированных адресатом.[6] Сюжеты военной повседневности, отраженные в письмах с фронта, достаточно обстоятельно рассматривались в работах Т. А. Булыгиной. [7] В своих работах Т.А. Булыгина, делает акцент на фронтовые письма, как ценный источник для понимания человека на войне. Для осмысления и воссоздания более полной истории Великой Отечественной войны значимость этих эпистолярных источников определена не была, и в связи с этим фронтовые письма долгое время оказывались невостребованными и мало изученными. Т. А. Булыгина считала, что специфические формы прочтения и анализа фронтовых писем нуждаются в более детальном исследовании и разработке.

В середине XX - начале XXIвеков в центральных московских издательствах не раз издавались сборники, публикации которых посвящались фронтовым письмам времён Великой Отечественной войны. К ним, в частности, относятся: сборник «Великая Отечественная в письмах»[8], составленный по материалам, публиковавшимся в газете «Правда» с 23 июня 1941 по 1980 год; трёхтомное издание «Живая память. Великая Отечественная: правда о войне»[9]. В данный сборник помимо писем фронтовиков вошли воспоминания, очерки, дневники, статьи, интервью, фотографии и др. В 2001 году вышла тематическая подборка писем о любви: «Жди меня – письма с фронта», в которой были фрагментарно представлены письма солдат своим любимым [10].

Кроме этого, фронтовые письма времён Великой Отечественной войны издавались и региональными издательствами. Они были представлены как в виде отдельных сборников, так и в виде публикаций в периодических и научных изданиях. Подобные публикации были построены в соответствии с разнообразными аналитическими принципами. Вот некоторые из них. Сборник «Письма с фронта рязанцев – участников Великой Отечественной войны»[11] основан на жанровой систематизации текстов. Составители в сборнике выделяют различные группы: письма родным и близким; письма любимым, друзьям и подругам; письма-обращения; письма-наказы и завещания и так далее. Несколько иной контекст транслирует серия книг «Народный архив», вводящая в научный оборот «неофициальные» письменные источники, отражающие особенности повседневной жизни и обиходной культуры жителей Обь-Иртышского Севера XX веке. В книгах «Много писать мне мешали бои…» [12] и «Пока жив и здоров, что будет дальше, неизвестно…» [13] составители анализируют и предлагают читателям личные документы фронтовиков – письма, блокноты, дневники периода 1941-1945 гг., собранные на территории Ханты-Мансийского округа.

Несколько иным по содержанию является опубликованный в 2007 году сборник «Письма с фронта любимым…», составленный по материалам, собранных на территории Алтайского края в рамках проекта «Ценность семьи в духовно-эмоциональной связи поколений» при государственной финансовой поддержке: Грант Президента Российской Федерации и краевой целевой программы «Молодёжь Алтая» на 2007-2010гг. в городе Барнауле. Автор данной статьи является и составителем-редактором указанного сборника[14]. Сборник представляет собой в основном подборку писем о любви. Помимо писем участников военных событий XX века, жителей Алтайского края, в нём представлены воспоминания их современников, очерки, дневники, интервью, стихи, фотографии, репродукции картин. Книга состоит из трёх разделов: письма с фронтов Великой Отечественной войны, письма участников Афганского и Чеченского локальных военных конфликтов.

Во время работы над книгой было собрано и изучено около полутора тысяч различных документов: писем, дневников, извещений о гибели солдат, фотографий, открыток и почтовых карточек, рисунков, публикаций в СМИ военного и после военного времени. Из них 648 единиц составляли письма, отправленные с фронта, в том числе около десяти - письма на фронт, 50 – почтовые и тематические открытки, 4 – дневника, 3 – телеграммы. Фрагментарно опубликовано в книге «Письма с фронта любимым…» - 461 письмо. Было выделено 127 цельных документальных комплексов, которые объединили письма и документы авторов – фронтовиков. Каждый комплекс включает от 1 до более 40 эпистолярных источника, относящихся к одному автору. В книгу вошли материалы из 63 цельных документальных комплексов. Материалы остальных комплексов опубликованы не были. В процессе работы над книгой были изучены источники, которые охватывают период с 1939 по 1949 гг. и соответствуют начальной и конечной дате написания писем внутри анализируемого фронтового эпистолярного комплекса. Все эти письма во время войны были адресованы в Алтайский регион. Анализ обратных адресов отправителей писем с фронта показал, что большая часть отправлений была осуществлена с западных территорий страны и небольшая часть – с восточных территорий (письма Агеева М.С.) [15].

Источником поступления данных материалов явились архивы школьных музеев города Барнаула и Алтайского края, семейные архивы жителей края, материалы военно-исторического отдела Алтайского государственного краеведческого музея, Рубцовского, Топчихинского, Алейского краеведческих музеев. За редким исключением, материал, помещённый в книгу «Письма с фронта любимым…», до этого момента нигде не публиковался. Работа с подлинниками осуществлялась следующим образом: с оригиналов писем, документов, открыток и прочих документов снималась ксерокопия, которая позволяла более чётко выделять написанный текст, который ввиду длительного хранения и выцветания чернил читался с трудом. Документы цельного комплекса формировались по датам написания писем и создания документов, регистрировались в журнале поступления. В книге ЦДК (цельного документального комплекса) осуществлялась регистрация комплексов с указанием количества документов, относящихся к одному автору. Оригиналы писем возвращались в музеи, либо владельцам личных архивов, дальнейшая работа проводилась с ксерокопиями подлинных документов. За время работы была сформирована папка из 145 единиц письменных источников военного времени, которые, по просьбе хранителей семейных архивов, были в последствии переданы в архив военно-исторического отдела Краеведческого музея города Барнаула. В настоящее время ксерокопии писем и документов, собранных во время работы над книгой «Письма с фронта любимым…» составляют личный архив автора статьи.

Письма жителей Алтайского края - участников Великой Отечественной войны являются поистине ценнейшими документами, обладающими значительным информационным потенциалом. Изучение фронтовых писем помогает понять многие аспекты фронтовой жизни участников событий, раскрывают историю взаимоотношений фронтовиков и тех, кто остался далеко в тылу. В настоящее время, эпистолярные источники из личного архива автора, были систематизированы по группам, отражающим ту или иную информацию письма. Эти группы таковы: семейные письма; письма о любви; письма учителю; письма, отражающие фронтовую повседневность; письма, содержащие информацию о ценах на продукты питания в военное время; письма, отражающие психологическое состояние солдат; письма и дневники и открытки, содержащие солдатский фольклор; письма, содержащие интересные исторические факты, не описанные исследователями ранее; письма патриотического содержания; письма, раскрывающие моральные устои солдат на фронте и письма, повествующие о неординарных людских судьбах. В данной статье невозможно дать анализ всем обозначенным группам. Рассмотрим только некоторые из представленных групп.

Следует сказать, что письма, относящиеся к любой группе, в своём повествовании крайне редко несли в себе, по мнению цензоров, секретную информацию. Например, где находится в настоящее время солдат, а если встречались названия населённых пунктов, то, как правило, они были затушёваны. Содержание писем с фронта тщательно проверялось и контролировалось военными цензорами. Ещё до начала войны были приняты меры по усилению военной цезуры в Советском Союзе, «исходя из требований современной обстановки». Проект постановления ЦК ВКП(б) об утверждении положения о главном военном цензоре при СНК СССР датирован 2 июня 1941 года. Проект предусматривал новые правила почтово-телеграфной цензуры; штат цензоров предполагалось увеличить на 41351 единицу (из расчёта на одного цензора – 150 писем или 600 телеграмм в день). [16]

В изученных письмах автор не встретил упоминаний о цензуре, как таковой, но цензурные правки встречаются в письмах повсеместно. Например: в своём письме жене Лине от 20 января 1944 года Константин Коваленко пишет: «Родная моя! Прости – долго не писал: долгое время мы были на марше из-под Орши. Сейчас пишу в пока ещё узком прорыве (далее полная строчка в письме затушёвана цензорами). Несколько дней идут тяжёлые бои <…>». [17, с. 96] Крайне редко в письмах встречается информация о дислокации войск, о положении на фронте. Из письма Михаила Фридмана сестре Еве от 25.11.1942г.: «<…> Ты, конечно, знаешь об успехах наших войск, в особенности под Сталинградом. Когда я пишу эти строки, мы уже знаем о том, что под Сталинградом наши войска захватили 34000 пленников, свыше тысячи орудий и прочие трофеи. <…>». [18, с. 10]

Анализируя письменные источники, относящиеся к группе «семейные письма», можно проследить, как меняется отношение солдата к дорогим ему людям, оставшимся далеко в тылу. Степан Андреевич Агеев пишет своей жене в июле 1941 года: «<…> Здравствуй, дорогая Дуся <…>» [19, с. 18]. В январе 1942 года тон его писем меняется: «<…>Моя дорогая Евдокия Гавриловна<…>» [20, с. 96]. Он обращается к своей жене с большим почтением и уважением, как к женщине, которая осталась дома охранять семейный очаг. Он понимает, что на её плечи легли все заботы по дому и семье. В письмах солдаты беспокоятся, как семья подготовилась к зиме, сколько заготовили дров, сколько смогли припасти овощей и хлеба. Шестаков Александр Никифорович не только обсуждает в письме проблему «не получения семьёй хлеба», но и обещает заняться ей, если проблема не решится.[21]

Как правило, фронтовики часто дают родным наставления, как распорядиться вещами, если не хватает продуктов, дают совет - бережно относится к семенному материалу, что бы весной можно было засадить огород и тогда еда будет. Часто в письмах встречается информация о получении денежных аттестатов и отправка их родителям.[22] Постников Геннадий Фёдорович пишет в родительский дом, что за хорошую учёбу брату надо бы сшить или купить новый костюм и рубашку.[23]

В некотором отношении фронтовые письма представляют собой особый эпистолярный тип. Это обусловлено тематикой письма и специфической ситуацией, в которой в данный момент находится автор письма: адресат находится далеко за пределами привычного ему и его семье мирного, домашнего пространства. Он воюет, ежедневно рискуя своей жизнью. Именно оттуда, где чётко прослеживается связь между «тем» и «этим» светом, солдат пишет своим родным. Алекимов Семён Павлович в письме, адресованном девушке Кате, рассуждает о войне, о том, как она повлияла на людей, изменила их сознание.[24] Важная особенность писем с фронта состоит в том, что они отличаются друг от друга и по содержанию, и по форме. Анализ эпистолярных источников, собранных автором статьи, даёт представление об образовательном уровне фронтовиков, зачастую это письма с большим количеством ошибок. Не смотря на очень часто встречающуюся безграмотность авторов, и в одном из изученных писем не было встречено строк с нецензурной бранью. Повсеместно письма написаны красивым ровным почерком, часто встречаются письма написанные в стихотворной форме, сочинённые автором письма либо переделаны стихи известных поэтов того времени.

Среди общего массива сохранившейся переписки значительное место занимают личные письма военнослужащих, главная функция которых – коммуникация. Такие письма не предполагали публичного прочтения (по крайней мере, за пределами семьи), они содержали жизненные подробности, значимые исключительно для близких. И, хотя все письма тех лет были написаны с оглядкой на цензуру, в основном они обращались к частной, личной жизни солдата на фронте. Иногда в письмах можно прочесть детальное и подробное описание армейских будней, что давало представление о совершенно иной реальности, нежели та, которая создавалась усилиями советской пропаганды. В этом случае можно привести примеры из писем, отражающих фронтовую повседневность.

В письмах повествования об организации быта солдат на фронте встречается не часто. Зачастую информация такого рода тщательно убиралась из текстов цензурой и всё же информация просачивалась сквозь цензурные рамки. По скудной информации из писем можно сделать определённые выводы как были одеты, обуты солдаты, как их кормили, обеспечивали необходимым. В своём письме от 17.11.42 родителям, Геннадий Терещенко перечисляет полученное перед отправкой на фронт обмундирование: «<…>бельё холодное, бельё фланелевое тёплое, шерстяной свитер, шерстяная гимнастёрка, стежёные ватные брюки, меховой жилет (сверх гимнастёрки под шинель), шинель, шапка, рукавицы, сапоги, которые скоро заменят валенками, три пары тёплых портянок, вещевой мешок и другое. И всё это с иголочки. Ходишь, как туз!» [25, с. 225]. В своих письмах родителям Геннадий описывает жизнь на фронте, свободную от боёв, с лёгкостью и некой бравадой, рассказывает, что тут от скуки даже блины начали печь.

В письме от 14.01.42 г маме на Алтай, Ангелина Островская повествует о меню в офицерской столовой: «<…> В столовой нас кормят козлом (диким), он свежий и вкусный, но приходится определять на каждом кусочке, какого цвета был козёл – чёрный или белый. Определяем по цвету шерстинок, прилипших к мясу. <…>». [26, с. 181] Но не всегда информация по обеспечению солдат на фронте продуктами питания и обмундированием была позитивной. Из письма Михаила Чернова жене Пане от 20.01.42. «<…>Я живу, с одной стороны хорошо, а с другой – плохо. С хорошей стороны, ты знаешь, что я на фронте. А с другой стороны, что хлеба мне не хватает, суп неважный, обмундирование своё и одежда и обувь.<…>». Его же письмо адресовано председателю колхоза села Куяган от 25.01.42 г. «<…>Я к вам с просьбой, хотя и будет позорно. Прошу весь актив колхоза, тружеников колхозного строя, чтоб дали мне как защитнику Родины-Матери посылку продуктов. <…>»[27, с. 279] Деомид Матвеевич Кожуховский в своих дневниках подробно описывает обустройство солдатских землянок и наряды местных жителей – девушек норвежек, рассказывает, как солдаты изготавливают цветные чернила, используя порошок, извлечённый из немецких сигнальных ракет.

Встречаются письма, написанные специально для публичного прочтения и адресованные в трудовые коллективы, колхозы. Зачастую письма такого плана писались политруками, комсомольскими вожаками, а солдаты их просто переписывали и отправляли адресату от своего имени. В них звучали лозунги, характерные для того времени, были воспроизведены привычные формулы и риторические обороты. Главный смысл таких писем – создание чувства единения власти и народа в общей борьбе с врагом; то есть, как и в первом случае, их миссия – коммуникация, но не между членами семьи, а в гораздо более широком контексте – например, на уровне трудовых коллективов. Примером такого обращения из исследуемых автором статьи писем могут служить письма политработника Сунцова Василия Владимировича сестре Надежде. В его повествованиях пламенный призыв к сестре, её друзьям, ко всем тем, кто остался в тылу, работать «не жалея своих сил, как этого требует дело победы».[28] Часто в своих воспоминаниях труженики тыла говорят о том, что письма, пришедшие с фронта даже сугубо личные, были достоянием не только семьи, но и соседей, читались коллективно, а письма патриотического характера выносились для обсуждения на собрании трудового коллектива, на собрании колхозников.

Письма с фронта могут подтвердить и опровергнуть любую версию памяти о войне. Многообразие жизненного опыта, запечатленного в письмах, даже прошедших цензуру, – богатая почва для разного рода комментариев и интерпретаций, поэтому принципиально важным является контекст, в который помещаются эти письма. При этом основной массив писем с фронта так и остается непрочитанным: то, что мы сегодня можем видеть в публичном пространстве, – предмет тщательного отбора. Чаще всего на них обращают внимание не в исторических исследованиях, а в публицистике, стремящейся найти в военной корреспонденции наглядный пример мужества и стойкости советского человека на войне.

Письма военных лет играют огромную роль по изучению жизни советского солдата в условиях фронта, данный эпистолярный источник позволяет составить представление не только о бытовых моментах, но и моральном и психологическом состоянии солдат, позволяет проследить, как трансформируется это состояние от начала войны к её завершению, что особенно важно в рамках цивилизационного подхода. В письмах с фронта прослеживается живая история повседневности того времени, уважительное, доброе отношение к матери, женщине, подруге. Через эти отношения солдаты показывают своё отношение к Родине, так как для них самое главное и ценное, за что они воюют – это их близкие. Будут они живы и здоровы, будет жива и Родина.

 Библиографический список.

  1. Иванов К. И. Письма с фронтов Великой Отечественной войны // Коммунар. – 1967. – 23 августа – 27 сентября. – С. 3; Жучков Б. И. Кондратьев В.А. Письма советских людей периода Великой Отечественной войны как исторический источник // История СССР. – 1961. – № 4. – С.55 – 69; Соломатин П. С. Фронтовые письма и корреспонденции в газету «Правда». 1941 – 1945 гг. // Исторические записки. – 1965. – Т. 75. – С. 243 – 255.
  2. Моисеева И. Ю. «Человек на войне» в солдатских письмах (по материалам фронтовых писем 1941 – 45 гг.) / И. Ю. Моисеева // Человек и война. XX век: проблемы изучения и преподавания в курсах отечественной истории. Всероссийская научно-практическая конференция, 14-15 мая 2002 г.: материалы. – Омск, 2002. – С. 36 – 39; Она же: Тема войны и образ врага: опыт реконструкции по материалам солдатских писем 1941 – 1945 гг. // Век памяти, память века: Опыт обращения с прошлым в ХХ столетии: сб. ст. – Челябинск, 2004. – С. 186 – 197; Она же: «А встречи с вами я жду каждый час ...» (по материалам фронтовых писем В. Я. Попова и А. А. Старцева) // Книга Памяти Республики Коми. – Т. 10. – Сыктывкар, 2004. – С. 650 – 653; Момотова Н. В. Ценностный мир военнослужащих в письмах с фронтов Великой Отечественной войны // Социология. – 2005. – № 2. – С. 106 – 131; Сомов В. А. Письма участников Великой Отечественной войны 1941 – 1945 гг. // Вопросы истории. – 2003. – № 8. – С. 131 – 135;
  3. Курносов А. А. Источники по истории народного сопротивления в тылу немецко-фашистских захватчиков 1941 – 1945 гг. // История СССР. – 1965. – № 3. – С. 35 – 45.
  4. Пушкарев Л. Н. По дорогам войны: Воспоминания фольклориста-фронтовика. – М., 1995; Он же: Человек на войне (источники по изучению менталитета фронтовиков в годы Великой Отечественной войны) // Этнографическое обозрение. – 2000. – № 3.– С. 109 – 121; Он же: Источники по изучению менталитета участников войны (на примере Великой Отечественной войны) // Военно-историческая антропология. – М., 2002. – С. 319 – 333.
  5. Емельянов Н. П. В редакцию пришло письмо // Проблемы газетных жанров. – Л., 1962. – С. 57 – 61; Игошин С. И. Заметки о работе с почтой в ленинградских газетах // Вестник МГУ. – 1966. – №4. – С. 43 – 49; Карасев П. С. Открытое письмо – публицистический жанр // Проблемы газетных жанров. – Л., 1962. – С.36 – 39; Логинов Н. А. Письма трудящихся – газетный жанр. Уч. пособие по журналистике. – М., 1955; Ляпунов А. Н. О чем говорят письма // Редактор и книга: сб. статей. – Вып. 7. – М., 1965. – С. 59 – 67.
  6. Соломатин П. С. Фронтовые письма и корреспонденция в газету «Правда» // Исторические записки. – 1965. – Т. 75. – С. 243 – 255.
  7. Великая Отечественная война в письмах / Сост. В.Г.Гришин, 2-е изд., доп. М., 1983.
  8. Живая память. Великая Отечественная: правда о войне. В 3 т. М., 1995.
  9. Жди меня – письма с фронта / Сост. С. Грибанов. - М., 2001.
  10. Письма с фронта рязанцев – участников Великой Отечественной войны. 1941-1945 гг. - Рязань, 1998.
  11. Много писать мне мешали бои… Фронтовые записи 1941-1945 гг. - М.: Новое издательство, 2005, - 208с.
  12. Пока жив и здоров, что будет дальше, неизвестно…Фронтовые письма 1941-1945гг. – М.: Новое издательство, 2005. – 164с.
  13. Письма с фронта любимым… Сборник писем и воспоминаний военных лет / Сост. Ред. Г.Н.Белоглазова. – Барнаул: Изд. «А.Р.Т.», 2007. – 374с.
  14. Личный архив автора. Документальный комплекс Агеева С.А. № 124, документы 834-855.
  15. История советской политической цензуры: Документы и комментарии. - М., 1997. - С.86.
  16. Письма с фронта любимым… Сборник писем и воспоминаний военных лет/ Сост. Ред. Г.Н. Белоглазова – Барнаул: Изд. «А.Р.Т.», 2007. – С. 96.
  17. Белоглазова Г.Н. Душа солдата в письмах дышит // Вечерний Барнаул. 2012, № 65 от 04.05.12 г. - С.10
  18. Письма с фронта любимым… Сборник писем и воспоминаний военных лет/ Сост. Ред. Г.Н. Белоглазова – Барнаул: Изд. «А.Р.Т.», 2007. – С. 18.
  19. Письма с фронта любимым… Сборник писем и воспоминаний военных лет / Сост. Ред. Г.Н. Белоглазова – Барнаул: Изд. «А.Р.Т.», 2007. – С. 96.
  20. Личный архив автора. Документальный комплекс Шестаков А.Н. № 138, документ № 2.
  21. Личный архив автора. Документальный комплекс Никулина Ф.К. № 115, документ № 227.
  22. Личный архив автора. Документальный комплекс Постникова Г.Ф. № 139, документ № 299.
  23. Письма с фронта любимым… Сборник писем и воспоминаний военных лет / Сост. Ред. Г.Н. Белоглазова. – Барнаул: Изд. «А.Р.Т.», 2007. – С. 12.
  24. Письма с фронта любимым… Сборник писем и воспоминаний военных лет./ Сост. Ред. Г.Н. Белоглазова – Барнаул: Изд. «А.Р.Т.», 2007. - С. 225.
  25. Письма с фронта любимым… Сборник писем и воспоминаний военных лет / Сост. Ред. Г.Н. Белоглазова – Барнаул: Изд. «А.Р.Т.», 2007. – С. 181.
  26. Письма с фронта любимым… Сборник писем и воспоминаний военных лет. / Сост. Ред. Г.Н. Белоглазова – Барнаул: Изд. «А.Р.Т.», 2007. – С. 279.
  27. Личный архив автора. Документальный комплекс Сунцова В.В. №140, документ № 937.
  28.       Булыгина Т. А. Письма с фронта как источник истории повседневности в годы Великой Отечественной войны // Ставрополье: правда военных лет. Великая Отечественная в документах и исследованиях. – Ставрополь, 2005 – С. 530 – 540.

Комментарии (0)