Было или не было или Просто Мария (продолжение)

Было или не было или Просто Мария (продолжение)

18.05.2020, Шафер Алена Борисовна.
ФИО переселенцев
Бобин
Бочкарев
Бук
Вечков
Лазов
Левин
Павлуновский
Сокруженко
Фролков
Тип материала
История
Места переселения
Томск, Томская губерния

Похожие материалы

Начало

К концу августа 1919 г. Надежда прибыла обратно в Томск к своим родителям. Далее, по документам, она объявляется только в 1923 г. 10 марта она выходит замуж за красноармейца Сокруженко Александра Сергеевича 1895 года рождения, проживающего в Красных казармах. Надежда указана по адресу: Белозерский переулок, 23 (ныне этого дома не существует). Она домохозяйка[1]. Интересно, что это третий брак Надежды. Когда и где случились два предыдущих, неизвестно. Рождены ли дети в этом браке, также неизвестно. В архивных документах до 1926 г. записей о рождении детей по фамилии Сокруженко или Фролковы нет. Более того, в наше время людей с такими фамилиями не найдено. В метрической записи о рождении Надежды указано, что в 1948 г. была отправлена копия свидетельства о рождении, поэтому, скорее всего, Надежда на этот момент была жива.

Александра в 1921 г. 10 июня выходит замуж за Вечкова Георгия Федоровича 1886 года рождения, повара из Казани. У нее это второй брак и написано, что она из Вятки. Скорее всего, с первым мужем она там и жила. Адрес проживания в Томске – переулок Горшковский, 20[2]. Также значится, что на тот момент она была швеёй. Наверное, в период 1919–20 гг. Александра и Мария шили военную форму именно в переулке Горшковском.

Еще одно упоминание этого переулка относится к 1922 г. Фролков Леонид 60 лет умер 7 января от старости. Семейное положение – женат, семья – дочь Вечкова Александра[3]. Вероятно, что по приезде из Вятской губернии Александра сняла квартирку в переулке Горшковском и забрала к себе родителей. Отцу в это время было 69 лет, а не 60. Трудно представить, что глубоко пьющий человек (свидетельство из книги «Яшка…») мог дожить до столь преклонных лет. Еще важная деталь: на тот момент в России средняя продолжительность жизни составляла 40–45 лет. Но факт остается фактом. Здоровье видимо у него было недюжинное. У меня создалось впечатление, что все дочери Фролковы очень любили родителей. Что бы с ними ни случалось, они стремились в Томск к родителям. Надежда - из Америки, Александра - из Вятской губернии, Мария тоже всегда возвращалась к родителям.

Мать Марии Ольга на момент смерти Леонтия была жива, в документах значиться, что он был женат. Если бы ее уже не было, было бы помечено – вдов. Проверив архивные данные за 1922–1925 гг., записей о рождении, браке или смерти в семье Фролковых, Вечковых и Сокруженко не нашла. Данные с 1926 г. уже не проверить: закон 152 ФЗ об обработке персональных данных в новой редакции за 2016 г. не дает такой возможности.

Наверное, рассказ об истории рода Фролковых можно и закончить. Кто они были и какие. Исходя из архивных документов,создается впечатление, что все представители этой семьи были авантюрны, любвеобильны, азартны и самоотверженны.

И теперь только случай, наверное, позволит узнать, что случилось с Надеждой, Ириной и Александрой. Известно, что представителей фамилии Вечковых в России всего 30 человек.

Создается впечатление, что сама история вычеркнула Марию из воспоминаний. Дом на Октябрьской сгорел, в пер. Горшковском снесен до 1993 г. Метрическая книга за 1889 г., где могла быть запись о рождении Марии, пропала, все свидетельства и даже фамилии родственников исчезли. Судя по материалам из архивного дела[4], 1867 г. – год постройки дома.  В списке жителей этого дома на 1931 г. нет ни Фролковых, не Вечковых. Мне показалось символичным, что по адресу Октябрьская, 8 в наше время стоит дом, который построен в 1989 г. по чертежам дома с улицы Тверской, и он имеет наличники с изображением царской короны. Случайность? Скорее всего, да. Но она говорит о некоем провидении. Пусть будет так!

Была ли расстреляна Мария в 1920 г. в Красноярске? Есть версия, что она осталась жива и работала на КВЖД в Китае. Но если рассмотреть личность Павлуновского, следователя, ведущего дело Марии и подписавшего резолюцию о расстреле, то понимаешь, что такую фигуру, как Бочкарева, оставить в живая тогдашняя власть не могла. Слишком она была значимой и неудобной. Например, в 1917 г. из Томска в женский батальон Бочкаревой отправлено много женщин. И это было освещено в местной прессе. Мария была символом защиты Родины.

Иван Петрович Павлуновский – с 1920 г. полномочный представитель ВЧК в Сибири. Дзержинский поставил перед ним задачу «беспощадного подавления Красным террором любых контрреволюционных поползновений местного населения». Крайней жестокостью отличалась и жена Павлуновского-Мильда Дзелтынь, лично расстреливавшая приговоренных. Захоронения жертв Павлуновского до сих пор находят в Новосибирской, Томской, Курганской областях. И. Павлуновский выполнял политические и оперативные приказы И.Н. Смирнова, руководившего «покорением Сибири» в целом. Преступный характер этих приказов был для него очевиден, тем не менее, он всегда их исполнял и нередко сам проявлял «инициативу». Так Павлуновский приказал расстрелять бывшего начальника Пермской железной дороги Н.И. Бобина и Марию Бочкареву как «непримиримую контрреволюционерку» У С.В. Дрокова есть версия о спасении Марии Бочкаревой господином Левиным и ее переезде в Харбин. Но это только версия… Но это уже другая история. Если у Марии было действительно чудесное спасение, то это замечательно, и пусть это останется тайной. Именно поэтому история бесконечна и дает почву для творчества. Пусть Мария будет жива.

Похоже, что люди или какие-то высшие силы уничтожали всю память о Марии, братья, продолжатели рода, умирают младенцами, судьбы сестер неизвестны, дома сгорают или их сносят. Архив ЗАГСа теперь не доступен для исследования (хотя, может быть это и хорошо).

Все мужчины ее жизни предавали ее. Первая любовь, мужья и даже Николай II, Колчак, Корнилов… Все, кому она верила. Сама Мария так и не испытала радости материнства. Самое парадоксальное, что именно Война стала ее Жизнью.

Очень любопытно отношение Марии к театру. Судя по воспоминаниям, описанным в книге «Яшка», это было очень большое событие детства -посещение «дома чудес». Позже Бочкарева даже организовала свой батальонный театр. Откуда это проявление любви к красоте, стремление разрушить границы фантазии и реальности, стремление переносится в иные миры, примерять на себя в пределах одной жизни множество других? Театр – это же ритуал, игра. Наверное, дело в характере Марии, в ее бунтарстве и в какой-то степени наивности. Думаю, Мария относилась к артистическому типу личности.  Она всегда хотела видеть мир лучше, чем он есть на самом деле, жила эмоциями и страстями.   Если внимательно посмотреть на фотографии Марии Бочкаревой в военный период ее жизни, то складывается впечатление, что она играет в эту жизнь, как бы примеряет образы. И делает это с энергией и исконностью. Некая эпатажность и неистовство были присуща Марии, об этом говорят многие свидетельства современников.   «Она мелькает, как метеор, перебегая от одного взвода к другому, и вся горит огнем вдохновившей ее», «… Бочкарева слишком груба и бьет морды, как заправский вахмистр старого режима», «она свирепа и, выразительно помахивая кулаком, говорит, что недовольные пускай убираются вон…». «И голос у нее звучал по-мужски, когда она назвала себя Бочкаревой. Только серые грустные глаза были женственно-красивыми».

Интересно и то, что в интервью Мария упоминала, что на войну она пошла после известии о смерти мужа. Из обрывочных данных известно, что Афанасий Бочкарев, рядовой 31 Сибирского полка, был ранен 14 марта 1916 г., проходил лечение в Тульском госпитале, выжил. А Бук Яков Григорьевич, гражданский муж Марии, был расстрелян белогвардейцами на станции Бестях 30 сентября 1918 г[5], то есть уже после Первой мировой войны. Так что зачем и почему Мария говорила о своей побудительной эмоции, не понятно. Это еще одна загадка.

Так кто же она была: Женщина или Воин? Для меня Мария прежде всего настоящая Русская Женщина со сложной судьбой и характером. Женщина, жизнь которой связана со сложной историей России.

«Мне рисуется картины, которые могла рисовать в своем сознании накануне казни: «В памяти длинной чередою прошли многочисленные события моей жизни: детство, годы тяжелого труда в бакалейной лавке Настасьи Леонтьевны, любовная связь с Лазовым, замужество с Бочкаревым, Яша, три года войны — все это пронеслось в моем воображении, причем некоторые события странным образом задерживались в памяти на одну-две секунды, а другие пролетали быстро и почти незаметно. Почему-то очень сильно запомнился тот случай из детства, когда я поспорила с маленьким мальчиком, за которым присматривала, и получила незаслуженную трепку от его матери. То был первый опыт моего самоутверждения. Я взбунтовалась и убежала... Потом еще вспомнился тот эпизод, как я прыгнула в Обь. Казалось, будто это вовсе не я искала тогда спасения от страшного Афанасия в холодных глубоких водах реки. И я подумала, что лучше бы мне тогда утонуть... »[6].

И в заключение хочется выразить благодарность за помощь в написании статьи сотрудникам КАУ ВО "Государственный архив Вологодской области", лично Кузнецову Илье Николаевичу, а также сотрудникам читального зала ОГКУ «Государственного архива Томской области» и ОГКУ «Государственного архива Иркутской области».

 

 

 

При цитировании документов сохранены правописание и пунктуация источников.

 

[1] ГАТО Р 243 Оп 1 Д 130 Л. 180–181.

[2] ОГКУ ГАТО Р 243 Оп 1 д 74 Л. 125–126

[3] ОГКУ ГАТО Р 243 Оп. 1 Д 87 Л. 30–31

[4] Р.1860 Оп.5 д.1607

[5] За власть советов в Якутии. Биографический сборник о борцах, погибших в 1918-1925 годах. Якутск. 1950. С. 31; 2-е изд. Якутск. 1958. С. 58.

[6] М. Бочкарева. Яшка. Моя жизнь. Крестьянка, офицер, ссыльная. Литературная запись Исаака Дон Левина. Сокращенный перевод с английского Ирины Дорониной // Дружба народов. М., № 6. 1993, конец 18 главы


Условные
обозначения
столица
региона
город село деревня,
поселок
до 1917 года
после 1917 года
до и после 1917 года
Населенные пункты

Комментарии (0)