«Не омрачать чести сословия» (вековая история сельской больницы)

«Не омрачать чести сословия» (вековая история сельской больницы)

05.12.2014, Евгений Мозгов, учащийся 9 класса.
ФИО переселенцев
Архангельский
Боровко
Кочетаев
Лампсаков
Макаренко
Мельников
Пораскун
Ратковский
Ренцов
Садалов
Сафроненко
Ситников
Шейнин
Тип материала
История
Периоды переселения
До 1917 года
Места переселения
Ново-Кусково, Томская губерния

Похожие материалы

Наше село Ново-Кусково возникло еще в XVIII веке, но поселения людей на территории нашего села были еще раньше. В 1956 году в урочище Борик, расположенном рядом с деревней, ученые нашли стоянку древнего человека эпохи неолита. Таких археологических памятников в окрестностях Ново-Кусково обнаружено семь.

Но бурная жизнь здесь начинается с середины XIX века, когда Ново-Кусково становится центром волости и остается таковым до 1933 года. В этом году началось строительство железной дороги Томск-Белый Яр. Проходила дорога через соседнюю деревню Ксеньевка, поэтому туда и был перенесен центр ныне Асиновского района. Сама деревня была переименована в Асино.

В годы гражданской войны в нашем селе происходят бурные события, оно становится центром партизанского движения Причулымья. Очень трагичны страницы истории нашего села в 30-е годы, так как многие жители подверглись репрессиям.

Но изо всех известных и памятных мест села для меня самым примечательным является наша больница, расположенная на высоком берегу речки Соколы. «Больничный городок» из семи бревенчатых домов выстроен из лиственницы в типично сибирском стиле. Наша больница – уникальное сооружение. В 2003 году ей исполнилось 100 лет, но больничные корпуса и не думают поддаваться времени. Умели же строить наши предки!

За столетнюю историю своего существования больница ни разу не подвергалась капитальному ремонту. Все сделано добротно, на совесть. А когда несколько лет назад из-за аварии пришлось остановить котельную, затопили в больнице старинные изразцовые печи, и грели эти печки так, будто и не были безработными десятилетия.

Как же появилась больница у нас в селе, почему ее решили строить именно в нашей деревне? Кем и когда она была построена? Все привыкли к тому, что она есть и как-то не задумываются над этими вопросами, и, тем не менее, все имеет свое начало.

История создания больницы уходит своими корнями к началу XX века. Тогда села Старо-Кусково и Ново-Кусково входили в ведение переселенческого ведомства, ему же подчинялись и лечебные учреждения. Сначала здесь был открыт фельдшерский пункт. Он занимал три избы в Старо-Кусково и обслуживал переселенцев, прибывших из России и живущих по обе стороны Чулыма. В 1903 году переселенческим ведомством были отпущены средства на постройку больницы. Строительство началось 1 апреля 1903 года и закончилось 1 сентября того же года. Был оборудован водопровод, канализация, построена амбулатория, общее отделение, дом врача, дом фельдшера, кухня, баня с прачечной и пристройка для больничной прислуги.

В 1905 году началось строительство инфекционного отделения. Вся больница с оборудованием стоила десять тысяч рублей, а амбулатория и инфекционный барак – четырнадцать тысяч рублей. Всего на ее постройку было потрачено тридцать две тысячи рублей. За сто лет существования больницы никаких других построек сооружено не было. Только осуществлялись некоторые изменения в размещении тех или иных больничных служб.

Руководителем строительства был Николай Александрович Лампсаков, он же главный и единственный врач. Под его непосредственным руководством и, благодаря его усилиям, была построена вся больница.

Николай Александрович Лампсаков проработал в Ново-Кусково тридцать четыре года. Это был замечательный врач, хороший человек. До сих пор в деревне сохранилось много легенд об этом человеке. Мой рассказ о нем.

Родился Лампсаков 12 марта 1875 года в селе Липецкий Котлован Вышневолоцкого уезда Тверской губернии в многодетной семье священника. Начальное образование получил в Новоторжском духовном училище. А с 1890 года по 1896 год учился в Тверской духовной семинарии.

Еще в детстве Николай Александрович поставил перед собой цель – стать врачом. Он пытался поступить в Томский университет на медицинский факультет, но «получил отказ за недостатком вакансий». Об этом Николай напоминает через год в прошении на имя ректора «допустить его к проверочным испытаниям». Позади год вынужденного преподавания в Тверской церковно-приходской школе.

Епархиальный наблюдатель отмечает в характеристике: «Н.А. Лампсаков относился к делу весьма ревностно и вел себя «примерно» и «хорошо».

Получив, наконец, вызов из Томска, Николай отправляется в неведомые «сибирские Афины». В 1897 году он становится студентом медицинского факультета Томского Императорского университета. Университет имел первоклассную по тем временам научную базу.

После зачисления на медицинский факультет Лампсаков посещает практические занятия и лекции. Живет в пансионе, где знакомится с дочерью хозяйки, Еленой Дмитриевной Архангельской, закончившей медицинские курсы. Впоследствии она стала ему не только женой, но и надежным помощником.

По окончании университета в 1903 году, удостоенный степени лекаря с отличием, Н.А.Лампсаков получает предложение возглавить врачебный пункт в селе Ново-Кускове. Трудностей, с которыми столкнулись молодые доктора, было много. Во-первых, климат Ново-кусковской волости был очень суров. До середины мая ежегодно стояли холода, и даже, по временам, выпадал снег. В конце августа – начале сентября бывали заморозки. Во-вторых, нередко случались болезни. Особенно косили людей тиф и лихорадка. Местное население болело чесоткой, трахомой. В округе было много староверов, которые противились прививкам против оспы, поэтому сильно страдали от нее. Широко распространены были и другие инфекционные болезни: сыпной тиф, брюшной тиф, дизентерия, корь, скарлатина.
Молодой врач тут же приступил к своим обязанностям. Прием больных велся в квартире, которую снимал Николай Александрович в селе Старо-Кускове у Шейниных. Там же он с женой и жил.

Через два года под контролем самого Н.А. Лампсакова на берегу реки Соколы возвысились добротные дома из лиственницы. Здесь разместилась больница, кухня, прачечная, баня, приемный пункт.

Дом врача находился чуть дальше территории больницы. Строение было большое, светлое, просторное, сложенное так же, как и больница, из лиственницы. Требовалось всего несколько минут, чтобы доктор мог попасть из дома в больницу. Он все продумал и просчитал при строительстве, чтобы удобно было не только ему, но и людям, которые нуждались в его помощи. Николай Александрович сам вел прием больных, сам делал операции, сам принимал роды, готовил лекарства. Одним словом, это был уникальный врач, сочетающий в себе специальности терапевта, хирурга, фармацевта, акушера, и отличного хозяйственника.

С большой теплотой вспоминают старожилы о жене Н.А. Лампсакова Елене Дмитриевне. Она рано ослепла, но все равно продолжала работать и помогать мужу. У нее были, как говорят, поистине волшебные руки.

Работы было очень много. Об этом просто, без высокопарных слов, рассказал сам Николай Александрович, выступая на окружном съезде участковых врачей 25 ноября 1925 года: «В итоге каждый день врачу приходится кончать работу усталым, и, тем не менее, нет уверенности в законченности рабочего дня». В фонде Томского окрздрава хранятся месячные отчеты Н.А. Лампсакова с 1926 по 1927 год. От девятисот до тысячи семисот жителей Новокусковского района и около пятисот из соседних обращались ежемесячно в больницу. Поэтому не случайно Н.А. Лампсаков единогласно был послан делегатом в Москву на Всероссийский съезд участковых врачей. В связи с этим газета «Красное знамя» опубликовала небольшую заметку о Лампсакове, где дана высокая оценка его деятельности: «Как прекрасный врач-практик, распорядительный администратор и расчетливый хозяин больницы, Николай Александрович пользуется заслуженным авторитетом со стороны населения и большой популярностью среди врачей и работников окрздрава». Автор заметки признает и большие заслуги Елены Дмитриевны (газета «Красное знамя» от 30 ноября 1925 г.). Так же Николай Александрович был делегатом Всероссийского съезда Советов в честь десятой годовщины Октябрьской революции. После поездки он выступал перед жителями Ново-Кускова с докладом, делился своими впечатлениями от поездки в столицу.

Н.А. Лампсаков вносил большой вклад в культурное развитие села. Он был одним из создателей волостной библиотеки. Николай Александрович любил музыку, играл на скрипке и на пианино, в доме у Лампсаковых был граммофон, и в особо торжественных случаях они приглашали гостей и слушали пластинки, что было большой редкостью в те времена. Поскольку Николай Александрович окончил духовное училище, он хорошо – иногда для гостей, а то и просто для души русские романсы.

Доктор очень много сделал для своих односельчан. Они обращались к нему не только за врачебной помощью, но за мудрым советом. Одна из старейших жительниц села Л.Г. Боровко вспоминает: «Помню, что он был очень добрым человеком и врачом хорошим. Многим, в частности мне, помогал в оформлении документов. К нему часто обращались за помощью, так как многие были неграмотные».

Летом больничный двор утопал в цветах. На территории больницы был сад, который возделала Елена Дмитриевна. Следуя ее примеру, многие стали тоже сажать цветы у дома. На своем и больничном огороде супруги Лампсаковы выращивали огурцы, помидоры и другие культурные растения. А с односельчанами охотно делились семенами. Старожилы рассказывали: в карманах у доктора нередко были какие-нибудь новые семена, присланные его друзьями. А их у него было много, даже за рубежом.

Вспоминает старейший врач города Асина Е.А. Мельникова: «Все продукты – мясо, овощи, картофель – поступали в больничную столовую в основном с подсобного хозяйства. Доктор был на ногах с пяти утра. Проверял все службы. Держал лучшие породы лошадей, коров. Жеребят и телят продавал ново-кусковцам. Мечтал, чтобы в каждом крестьянском подворье держали домашних животных лучших пород». У него был породистый жеребец – гордость Николая Александровича, он возил его в Томск и участвовал в бегах.

«Н.А. Лампсаков был в курсе всех новейших достижений медицины не только у нас, но и за рубежом, – вспоминает старожил с. Ново-Кусково М.Ф. Ситников. – Переписывался с немецкими учеными-медиками. Однажды они выслали ему две кварцевые лампы. Пожалуй, даже в томских больницах их тогда не было, а у нас он уже применял их при физиолечении. Из Германии прислали два электрических движка, и в больнице раньше, чем в деревне, загорелся электрический свет». Вот таким человеком, таким врачом был Николай Александрович Лампсаков.

Николай Александрович всю жизнь относился к делу «весьма ревностно», был верен факультетскому обещанию «ничем не омрачать чести сословия врачей». По воспоминаниям очевидцев, доктор никогда не брал плату за лечение, во многом бескорыстно помогал односельчанам. Он не отказывал в медицинской помощи никому.

На мемориальной доске, установленной на стене больницы, указаны даты работы в нашей больнице Николая Александровича Лампсакова – 1903-1937 гг. Последняя цифра сразу вызывает тревожное чувство.

1937 год… Один из самых страшных в российской истории 20 века. Машина террора запускалась постепенно, это в 1937 году маховик репрессий развернулся в полную силу. А пока…

В партийных архивах хранится документ внеочередного заседания Асиновского бюро РК ВКП (б) от 8 июня 1933 года. Чем же озабочены партийцы в разгар сенокосной страды? В повестке дня один вопрос: «О состоянии в Ново-кусковской больнице». Оказывается, «со стороны заведования врача допускаются безобразия: сознательное засорение обслуживающего коллектива чуждым элементом, гонение и вытеснение с работы партийно-комсомольского состава, тяжело больных колхозников, особенно активистов, из палат больницы и загрузка их спецпереселенцами и административными ссыльными, преступное пренебрежение в лечении партийно-комсомольского актива».

Мертвящим холодом тянет от этих строк. Вот он первый звонок беды. Для Лампсакова все больные были равны. А кто такие спецпереселенцы и административные ссыльные? Это, конечно же, раскулаченные и высланные в пределы Сибири ни в чем не повинные люди, ослабленные долгой дорогой, голодом, бесчеловечными условиями, оказавшиеся в эшелонах без теплых вещей и продуктов. В нашем селе в 30-ые годы было много сосланных из Молдавии и Украины. На помощь этим людям и приходил доктор Лампсаков, в первую очередь, госпитализируя их в больницу.

Такое поведение доктора не могло понравиться властям, у многих вызывала зависть популярность доктора у жителей деревни. Тем более, как мягко выразился Н.А. Лампсаков, выступая на областном съезде врачей, «почву для случающихся недоразумений с местными исполнительными органами дает отсутствие нормировки прав и обязанностей участкового врача».

Вот эти «недоразумения» и вылились в суровый оргвывод: немедленно ходатайствовать перед крайздравом о снятии Лампсакова с должности главного врача, временно заменить его врачом Пораскуном. Год поруководил ставленник райкома. Да, видать, не по Сеньке шапка оказалась. Сгинул он из Ново-Кускова. Снова пришлось назначить главным врачом Николая Александровича.

Но гонения продолжаются. В 1935 году в деревне была закрыта церковь, а взамен ее открыли красный уголок, где, по замыслу партийных руководителей, проводились общественные мероприятия. Было принято решение конфисковать у Лампсаковых пианино и книги. Но из этого грабежа ничего хорошего не вышло. Через несколько месяцев здание красного уголка сгорело из-за небрежности уборщицы, вместе с домом сгорело и пианино. Так и не смогли им воспользоваться, тем более, что никто в деревне не умел играть на этом инструменте.

В воспоминаниях Е.И. Ратковской нахожу еще один эпизод, рассказывающий о гонениях на Лампсаковых. Елена Ивановна вспоминает: «Папа рассказывал, что как-то к Лампсаковым пришел Федор Макаренко, с ним еще двое, но им не открыли. Тогда они пршли к нам и стали папу допрашивать, есть ли у Лампсаковых золото. Папа им сказал, что кроме обручальных колец, браслета и часов у Александры Людгартовны – матери Елены Дмитриевны, у них ничего нет. Те трое пригрозили: «Смотри, если найдем золото – берегись!» Но ничего не нашли».

Тучи над доктором сгущались. Развязка наступила 11 июля 1937 года. Вот как об этом рассказывает Е.А. Мельникова, работавшая тогда в ново-кусковской больнице:

«Случилось так, что начальник милиции Сафроненко именно ко мне обратился с вопросом, где можно найти Николая Александровича. Я дружила с его племянницей Марией, которая у них воспитывалась, дома несколько раз бывала, так что ничего не заподозрила. Лампсаков уезжал в Асино – с лекцией о малярии выступал перед строителями (в тот год было много больных малярией, протекающей часто с малярийной комой), и как раз в этот момент возвращался. Еще с утра он сказал, что вернется к двум часам, а он всегда был точен. К этому времени его ожидали. Сафроненко с милиционером направились к дому Лампсаковых через огороды. А вскоре пришла Нина Ивановна и сказала, что у Лампсаковых обыск. С тех пор мы Николая Александровича больше не видели. Уже на следующий день на его место приказом по райздравотделу была назначена Н.И. Кочетаева».

Получается, что в райздравотделе понимали, что Лампсаков не вернется или были готовы к такому повороту событий, уже знали: арестованные не возвращаются. Много слухов и разговоров было об аресте Николая Александровича на селе. Говорили, будто он был в каких-то связях с заговорщиками, ведь к нему ездили разные люди. Но большинство не верило ни в какую вину своего доктора, жалели его.

Улик против Лампсакова не было. Но это ничуть не смутило и.о. начальника Асиновского РОНКВД сержанта безопасности Салова и томского оперуполномоченного УГБ сержанта Ренцова. Для приговора вполне достаточно признания обвиняемого. Через месяц, немолодой уже, Н.А. Лампсаков не выдержал пыток палачей и оговорил себя, подписав себе фактически смертный приговор. Позже стало известно, что 18 августа 1937 года Николай Александрович Лампсаков был осужден по 58-й статье бывшей тройкой УНКВД Запсибкрая за участие в контрреволюционной деятельности к расстрелу. Приговор был приведен в исполнение 29 августа.
(Продолжение следует)


Условные
обозначения
столица
региона
город село деревня,
поселок
до 1917 года
после 1917 года
до и после 1917 года
Населенные пункты

Комментарии (0)